рыбалка в татарстане о водоемах

Своя правда "К-19"

Подъема еще не было, хотя, может, уже и не спал, а тут - тревога. Кто вынес тела К. Хрычикова из 7-го отсека в рубку?. Вероятно аварийная партия командира 1-го отсека В. Благодаря их действиям и врачу лодки Пискунову было спасено множество жизней. Произошло это уже после всплытия. Это были те, кого вынесли тогда из отсеков, но кого не удалось вернуть к жизни. Почему именно 8 марта? Нигде об этом информации найти я не смог. Логично предположить, что это было согласовано с командиром подлодки, но непосредственного участия он не принимал - был в это время на посту. Красильниковакапитана 3 ранга А. Михачевакапитан-лейтенантов А. То есть с берегом. На носовой надстройке среди возбужденных людей на носилках лежали три человека с опухшими лицами, как потом стало известно - лейтенант Борис Корчилов, главный старшина Борис Рыжиков, старшина 1 статьи Юрий Ордочкин. Наш доктор Юрий Салиенко обработал каждого спиртом и переодел в аварийное белье. Облученную одежду выбросили за борт. Я дал радиограмму на ФКП: Примерно через час в мой адрес от главкома ВМФ и Командующего Северным флотом пришла радиограмма примерно одинакового содержания: Почему без разрешения покинули завесу? Я обратился к Затееву, чтобы он составил и дал шифровку о состоянии своей лодки и экипажа.

атомная подводная лодка к-19 хиросима

Но он ответил, что не имеет приказа покинуть корабль, а если я отойду от борта, это деморализует его людей К трем часам следующих суток подошла подводная лодка Григория Вассера и стала пересаживать людей. Их раздевали догола и по носовым горизонтальным рулям они переходили голыми. Деньги, партийные и комсомольские билеты закладывали в герметичный кранец. На наши лодки перевели еще 68 человек и мешки с секретами. ФКП приказал мне и Вассеру идти полным ходом в базу. По пути следования в наш адрес шли радиограммы разного содержания. Так, начальник медицинской службы флота рекомендовал кормить облученных фруктами, свежими овощами, соками. А у нас к тому времени и картошка кончилась Представители особого ведомства интересовались причиной аварии. Потом пришло радио, что будем пересаживать людей на идущие навстречу миноносцы Начала портиться погода, поднялся шторм с большой волной, дождем и ветром. На третьи сутки мы обнаружили, что нас отслеживают локаторы, и поняли, что это миноносцы. Связались с ними по УКВ. Сообщил в штаб флота, что подходить к эсминцам было рискованно. Выбрали диспозицию прикрытия другим эсминцем и пришвартовались, с эсминца на рубку подали тяжелую металлическую сходню. Перебежало 30 человек, затем эсминец и лодку начало бить друг о друга. С каждым ударом у нашей подводной лодки пробивались цистерны главного балласта. При отходе боковой киль эсминца распорол весь левый борт нашей подводной лодки. Имея большой крен на левый борт, со скоростью 6 узлов мы поплелись в сторону базы. Пришвартовались к третьему причалу. Сойдя на берег, я не знал кому доложить - такое количество генералов и адмиралов я видел впервые. Наконец, увидел начальника штаба Северного флота Анатолия Ивановича Рассохо. Генерал-медик попросил на пирс судового врача; вызвали доктора. Салиенко настолько растерялся перед обилием большого начальства, что отдал честь левой рукой С лодки начали выгружать мешки с секретной документацией, но они так фонили, что решение было одно сжечь. Весь экипаж отправили в баню на санобработку. Через несколько дней мы с замполитом С. В июле года заместителем начальника электромеханической службы бригады атомных подводных лодок в Западной Лице являлся В.

Впоследствии вице-адмирал Рудаков стал начальником главного управления кораблестроения ВМФ, лауреатом государственной премии СССР. С Владимиром Андреевичем мне довелось служить на первой советской атомной подводной лодке.

атомная подводная лодка к-19 хиросима

Ответ его привожу почти дословно, поскольку таких цифр и подробностей, которые сообщил Рудаков, не было даже в акте комиссии, а это очень важно для истории и подводников будущих поколений. Однако через оперативного дежурного получил команду прибыть на службу. Приехал в Малую Лопатку, где базировалась бригада. От штаба отдельной бригады подводных лодок пошел начальник штаба капитан 2 ранга B. Шаповалов, от службы радиационной безопасности группа химиков, дезактиваторщиков и дозиметристов. Во время перехода я неоднократно обращался через Шаповалова к командованию с просьбой разрешить посещение лодки. Переоридорогой мы подобрали группу и составили план первоочередных работ и осмотров. В состав группы включили всех нужных специалистов: Команду на посещение лодки наконец-то получили от Правительственной комиссии. Оделись мы с Переоридорогой и группой в полный защитный комплект с изолирующим противогазом, проверили включением, вами проинструктировали свою группу и на баркасе подошли к эсминцу с комиссией. Стояла прекрасная штилевая погода с небольшой зыбью. Лодка хорошо видна в полутора-двух милях от нас.

Плавучая «Хиросима»

Недалеко от нее лежали в дрейфе буксиры. Я поднялся на эсминец и прошел в кают-компанию, представился председателю комиссии Исаченкову, в то время это был заместитель Главнокомандующего ВМФ по кораблестроению и вооружению, его заместителям - академику А. Александрову и министру судостроительной промышленности Борису Евстафьевичу Бутоме. Было много знакомых лиц, привлеченных к работе в комиссии: Ковалев, начальник Главного управления из Министерства среднего машиностроения Николаев Николай Андреевич в то время Средмаш занимался атомной энергетикой - Н. От ВМФ были контр-адмирал В. Разумов, офицеры из Главного управления кораблестроения и технического управления ВМФ, а от Северного флота - начальник технического управления СФ капитан 1 ранга Иван Александрович Заводский и флагманский инженер-механик подводных сил СФ Э. Члены комиссии были очень встревожены. Предварительно Исаченков бросил в мою сторону фразу: Производится проверка радиационной обстановки по отсекам, состояния тормозов на линиях валов, наличия воды в трюмах, поступления забортной воды внутрь ПЛ, температуры в помещениях, наличия работающих механизмов, освещения, показания приборов, вентилирования аккумуляторных батарей. Перечень и порядок работ был одобрен. Работают насосы — пусть работают, стоят - пусть стоят К подводной лодке подошли на баркасе. В отсеках темно, жарко, гуляла по отсекам проникающая радиация, да плавали в воздухе разные золи, заражая все живое и загрязняя все, что попадется на пути. Сначала высадили носовую группу. Гамма-активность у двери в ограждение — 5 рентген, ближе к вентиляционным патрубкам уже около 10 рентген. Высаживаемся в корме, сами повозились с люком, после открытия активность — около 20 рентген. Спустились вниз, в прочный корпус лодки, за полтора часа выполнили все запланированные осмотры и работы. Впечатление не из приятных: Было очевидно, сборы экипажа на эвакуацию проходили поспешно, но все сделали правильно: Активность по мере продвижения в нос, ближе к реакторному отсеку, росла и довольно значительно. На переборке между девятым и восьмым отсеками она составляла около 40 рентген, а между восьмым и седьмым турбинным около 50 рентген. Кроме того, в седьмом отсеке в корме на настиле была вода высокой температуры и активности. Дозиметрист доложил, что заход группы в турбинный отсек невозможен, иначе радиоактивные ожогов не избежать. Работающих механизмов, звуков поступающей воды, истечения воздуха или пара в десятом, девятом, восьмом и седьмом отсеках мы не отметили.

Все эти дни две дизельные подлодки, на которые были эвакуированы члены экипажа АПЛ, держали К под прицелом торпедных аппаратов - если бы на нее попытались проникнуть иностранные военные, то ее бы потопили. Через 87 часов после аварии весь экипаж К был госпитализирован. Восемь человек, получивших максимальные дозы радиации, скончались в течение недели. Двоих похоронили в Ленинграде ныне Санкт-Петербурга шестерых - в Москве на Кузьминском кладбище. Остальные долгое время проходили курс лечения. Правительственной комиссией действия экипажа по ликвидации аварии были признаны правильными, экипаж награжден ценными подарками, многие в том числе посмертно получили ордена и медали. Атомная подлодка К была отправлена в ремонт. После аварии г. На ней были аварии, пожары, не избежала она и столкновений - над водой и под водой. Авария, произошедшая с К 24 февраля года при несении боевой службы в Северной Атлантике, была трагической: После ЧП года подлодку отправили на судоремонтный завод "Звездочка" в г. Если вы зарегистрированы на одном из этих сайтов, или у вас есть учетная запись OpenID, вы можете войти на Kulturologia. Если у вас уже есть профиль на Kulturologia.

Североморская "Хиросима"

Появившуюся газовую и аэрозольную активность удалось несколько снизить вентиляцией реакторного отсека. Очередная попытка создания циркуляции по 1 контуру с помощью главного циркуляционного насоса привела к выходу его из строя. В результате подачи через нештатную систему проливки холодной воды в реактор произошло разрушение активной зоны и резко возросло гамма-излучение. В результате разгерметизации реактора и ошибочно проводимых работ, а также удаления воды из реакторного отсека трюмным насосом 10 отсека, радиационная обстановка на ПЛ резко ухудшилась, загрязнение распространилось по всему кораблю. После подхода на помощь дизельных лодок командиром было принято решение об эвакуации экипажа. Через сутки после начала аварии, в 4: На случай появления иностранных кораблей К была подготовлена к затоплению. К была отбуксирована в базу. Остальные члены экипажа также получили дозы облучения, во много раз превышающие допустимые, и проходили лечение от лучевой болезни в течение последующего года. Но 4 июля в 4 часа 15 минут сработала аварийная защита кормового реактора. Из-за утечки воды первого контура заклинило главный и вспомогательный циркуляционные насосы - пошел неконтролируемый нагрев активной зоны, грозивший по оценке инженеров корабля атомным взрывом инструкция предлагала охлаждать активную зону проливкой пресной водой, но штатной системы для этой проливки в конструкции реактора не было. Связь с берегом из-за выхода из строя антенны, поврежденной льдами в Датском проливе, отсутствовала. Затеев собрал экстренное командно-инженерное совещание на борту находились два дублера командира ПЛА - командиры следующих в серии за "К" лодок - Владимир Першин и Василий Архипов, был кто-то из штаба флотакоторое в своих воспоминаниях позже с горькой иронией назовет "советом в Филях под Ян-Майеном", на котором было одобрено технологическое решение задачи по охлаждению активной зоны реактора, предложенное лейтенантом Юрием Филиным. Однако, монтаж нештатной системы неизбежно должен был вестись в непосредственной близости от аварийного реактора, исполнители этого монтажа обрекали себя на верную смерть. Задумайтесь, х летний ленинградец, лейтенант Борис Корчилов принимает эту участь, и все многообразие мира съеживается для него до объема тесной реакторной выгородки. Такими же молодыми людьми были и те, что пошли вместе с ним. Руководили монтажом нештатной системы и находились рядом с ними в реакторном отсеке командир БЧ-5 инженер-механик капитан 3 ранга Анатолий Козырев и командир дивизиона движения капитан-лейтенант Юрий Повстьев. В результате их усилий температура реактора стала понижаться, но уровень радиации продолжал нарастать и выводить из строя личный состав лодки. Затеев принял решение двигаться на одном реакторе не в сторону родной базы, до которой было более полутора тысяч миль, а - на юг - в сторону завесы наших дизельных лодок, периодически передавая с помощью резервного маломощного передатчика сообщение: Есть противоречия в разных воспоминаниях Затеева: А в опубликованных в ежедневной интернетовской "Газете" Пермский журналист Иван Гурин приводит свидетельство своего земляка В.

Гурин "А до смерти четыре часа". Возможно со временем будут обнародованы материалы допросов членов экипажа, проведенных особистами по возращении, а пока приходится довольствоваться отрывочными и достаточно противоречивыми сведениями. Сообщение об аварии было принято находящейся на позиции полярнинской "С" под командованием капитана 3 ранга Свербилова. Командир "эски" оставил позицию и полным ходом направился по указанным координатам. К счастью для аварийного экипажа Жан Свербилов был самостоятельным, решительным и героическим человеком, ибо он принял решение, которое не каждый командир решится принять в принципе а тем более в те теперь далекие и непростые е. Просто для сведения, а не для оценки, сообщим, что когда в году после столкновения с американской ПЛ в районе Бермуд тонула "К" под командованием Британова, следовавший с боевой службы в базу капитан 1 ранга Попов будущий Командующий СФполучив информацию о ЧП, после крепкого раздумья, не стал менять курс вверенного ему атомохода. Как следует из книги подводника Игоря Курдина в прошлом старпома "К", а затем командира ракетной ПЛА "Враждебные воды" немаловажным фактором принятия Поповым решения не менять курс были последствия, которые "ощутил" в году за оставление позиции без приказа командир "С" Следуя полным ходом "эска" через 4 часа обнаружила точку на горизонте, которая при приближении и оказалась "К", носовая надстройка атомохода была полна людей. По рассказам старших товарищей-подводников появление на Севере первых атомоходов сопровождалось мерами особой секретности, вплоть до того, что при выходе их из базы надводные корабли обязаны были уходить за пределы их видимости, а дизельные подлодки погружаться. Командир первого отечественного атомохода "К-3", впоследствии "Ленинский комсомол" Леонид Гаврилович Осипенко упоминает дымовые завесы, выставляемые кораблями сопровождения при появлении на встречном курсе атомохода отечественных судов. Во всяком случае и Свербилов свидетельствует, что ему впервые пришлось увидеть отечественную атомную субмарину. В 14 часов 4 июля он подошел к борту атомохода. На вопрос, в какой нуждаются помощи, Затеев попросил обеспечить связь с берегом и принять на борт тяжелобольных. Так как лодки, уходя в море, оставляют свои сходни на пирсе, эвакуировать пострадавших с атомохода пришлось по отваленным носовым рулям, под которые Свербилов загнал форштевень своей "эски".

Троих -Корчилова, Рыжикова и Ордочкина - перенесли по ним на носилках, восемь перебежали сами пока еще сами. На КП флота было отправлено радиодонесение: Командир С", на которое через час был получен "радиоразнос" почти одинакового содержания от главкома С. Горшкова и комфлотом А. Gato проводила разведку около побережья СССР.

  • Вращающиеся блесны balzer colonel купить
  • Русские или советские фильмы про подводные лодки
  • Лодки пвх ривьера в красноярске
  • Контейнер для рыбаков
  • Столкновение было случайным, но американцы решили, что русские намеренно пошли на таран. Тогда командир отсека с торпедами на Gato отдал приказ открыть огонь по противнику. У американцев также была ядерная боеголовка. Смертельный бой мог стать причиной Третьей мировой войны. Однако капитан всего судна не решился атаковать соседку и приказал развернуться назад.

    атомная подводная лодка к-19 хиросима

    Моряки из других частей судна слышали приглушенные крики и кашель. Гибель подводной лодки К была близка как никогда. По правилам, моряки не могли открыть охваченный огнем отсек, чтобы избежать пожара на всем судне. Загерметизированная часть К превратилась в топку, в которой выжить не представлялось возможным. Несмотря на предупредительные меры экипажа, огонь все-таки начал распространяться по всей подводной лодке. Тогда капитан Кулибаба отдал приказ о всплытии. Это было тяжелое решение. Теперь американцы могли заметить К История подводной лодки, фото, основные характеристики — все это было в Вашингтоне. Однако даже там не могли предположить, что несчастливое судно опять попадет в беду, так и не вступив в бой. Тот же Корчилов получил бэр На Кузьминском кладбище в Москве стоят скромные памятники над могилами старшины 1-й статьи Юрия Ордочкина, старшины 2-й статьи Евгения Кошенкова, матросов Семена Пенькова, Николая Савкина, Валерия Харитонова. В Санкт-Петербурге захоронены лейтенант Борис Корчилов, капитан-лейтенант Юрий Повстьев. Под Питером на Зеленоградском кладбище - главный старшина Борис Рыжиков. Специальной правительственной комиссией действия личного состава по ликвидации аварийной ситуации признаны правильными. К прошла дезактивацию, ремонт и вновь вступила в боевой состав флота. Бискайский залив, 24 февраля года К под командованием капитана 2 ранга Виктора Кулибабы возвращалась с боевой службы в Атлантике на Север. В 10 часов 35 минут по корабельной трансляции прозвучал сигнал аварийной тревоги. Что случилось - в тот миг мало кто знал. Это позже выяснится, что в трюме 9-го отсека лопнул трубопровод. Масло попало на фильтр очистки воздуха, в котором рабочая температура элемента ускорителя химической реакции была свыше градусов. Заплясало пламя, повалил дым. Огнем выплавило фторопластовые прокладки в трубопроводах воздуха высокого давления, и пожар, раздуваемый струей в атмосфер, загудел яростным ураганом. Первым вступил с ним в борьбу старшина отсека главный корабельный старшина Александр Васильев: Большего он не успел Через десять лет после нашей первой встречи капитан 3 ранга запаса Валентин Заварин прислал из Ленинграда объемную рукопись.

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    *

    *